ДЖЕНТЛЬМЕНСКОЕ ДЕЛО
Пьеса для чтения

Действующие лица:

Блекстоун - президент фирмы
Хастер, Шелл, Робинсон, Розенбоу - вице-президенты
Скелтон - штатный детектив
Джейн Грин - бизнес-секретарь Блекстоуна (голос за сценой)

Картина 1.

Кабинет президента фирмы - в нем протекает все действие пьесы. В центре сцены - огромное окно, над ним часы. На часах 16:40. Слева от окна - стол президента и шкаф-сейф. К столу торцом приставлен конференс стол и стулья. Вправо от окна - журнальный столик и два кресла. В правом углу - входная дверь.

Врывается Блекстоун, сдерживая бег до энергичного шага. В руке у него "дипломат".

   Блекстоун - Знаете, Джейн -, не хотелось бы вас разочаровывать, но мне, кажется, пора на покой.
   Джейн (из-за открытой двери). - Почему? Как на мой взгляд...
   Блекстоун (бросив "дипломат" на стол, падает в кресло). - Явные признаки склероза! Тот детективчик, помните, который вы мне приготовили для самолета?
   Джейн - Какой кошмар: два часа без легкого чтива!
   Блекстоун (встает, отпирает сейф). - Склероз-то изберательный. (В сейфе виден ряд одинаковых папок.) Детективчик я как раз не забыл. (Отпирает специальное отделение - там пусто.) А вот документы... (Перебирает бумаги на столе, затем садится в кресло.)
Пауза.
   Джейн - Босс, вы не забыли про самолет?
   Блекстоун - Джейн, здесь кто-нибудь был?
   Джейн - В ваше отсутствие?!
   Блекстоун - Ну, мало ли... с уборкой...
   Джейн - Убирают после шести, сэр.
   Блекстоун - Чертовщина какая-та! Джейн, тут у меня на столе... вы ничего не трогали?
   Джейн - - Я не входила.
   Блекстоун - И никуда не отлучались?
   Джейн - Ну, минут на пятнадцать...
   Блекстоун - Ясно. Узнайте, кто из вице-президентов еще здесь, и спросите, или кто-то взял папку со стола.

Блекстоун закрывает дверь и пытается найти проравшую папку.

   Джейн (по селектору). - Все вице-президенты на месте...
   Блекстоун (оглядывается на часы). - Удивительно.
   Джейн - Но никто ничего не брал.
   Блекстоун (поднимает трубку). - Соедините меня с секюрити... Блекстоун. Сколько человек после моего ухода побывало на нашем этаже? Никого? Кто-то выходил и возвращался? Ясно!... Джейн, соедините меня с этим... детективом. И еще, попросите всех задержаться. Ненадолго.

Картина 2.

В кабинете Блекстоун и Скелтон. Блекстоун в своем кресле, Скелтон сидит на стуле, боком к залу.

   Скелтон - Ключи?
   Блекстоун - Только у меня. И только я знаю шифр.
   Скелтон - Ключи, шифр... Когда точно вы видели ее в последний раз?
   Блекстоун - Перед отъездом. У меня было совещание.
   Скелтон - Простите, сэр, если это вас не сильно затруднит, не могли бы вы, так сказать, более детально...
   Блекстоун - Какие именно детали вас интересуют?
   Скелтон - Все. Куда вы направлялись, точное время, кто присутствовал на совещании, как оно было связано с вашим отъездом, были ли споры и так далее, и так далее. Предмет разговора, технические детали меня не интересуют. Кто, кстати, выходил за вами?
   Блекстоун - Никто. Я выходил последним... Значит так, мы обсуждали некоторые детали проекта...
   Скелтон - Кто мы?
   Блекстоун - Я и вице-президенты.
   Скелтон - Все четверо?
   Блекстоун - Да, все четверо.
   Скелтон - Значит, в кабинете вас было пятеро.
   Блекстоун - Шестеро: секретарь.
   Скелтон - Мисс Грин?
   Блекстоун - Она вышла за минут пять до конца.
   Скелтон - Ясно.
   Блекстоун - Папка лежала на столе. Вот здесь. Да. Был небольшой спор... технические детали. Потом я стал быстро собираться.
   Скелтон - Вот так сразу?
   Блекстоун - Да, сразу... А, Джейн, мисс Грин, напомнила мне про самолет! У меня в столе лежала книжка и я все время боялся ее забыть. Вот здесь.
   Скелтон - Если не секрет...
   Блекстоун - Какой секрет! Чтиво, детектив. Для самолета. Два часа полета все-таки.
   Скелтон - Ну понятно.
   Блекстоун - Продолжая спорить, я достал книжку и положил ее в портфель. Закрыл портфель. Потом все встали. Я запер сейф...
   Скелтон - А почему он был открыт?
   Блекстоун - По ходу совещания я брал некоторые документы - и эту проклятую папку! Ее я должен был взять с собой.
   Скелтон - Когда вы запирали сейф, это отделение было закрыто? Постарайтесь точно вспомнить!
   Блекстоун - Иначе сейф не закрывается!
   Скелтон - Понял. И где же была папка?
   Блекстоун - Тогда, мистер Скелтон, я был уверен, что она уже в портфеле.
   Скелтон - А в аэропорту решили, что она в сейфе.
   Блекстоун - Да.
   Скелтон - Что вы ее туда вернули автоматически.
   Блекстоун - Точно.
   Скелтон - А на самом деле?
   Блекстоун - Как видно, осталась на столе.
   Скелтон - И это кто-то мог заметить...
   Блекстоун - Резонно.
   Скелтон - Давно у вас эта папка?
   Блекстоун - Папок много. Обширная документация.
   Скелтон - Но, насколько я понял, только пропавшая папка содержалась в "двойном сейфе". Особо секретные детали?
   Блекстоун - Наоборот. Общие положения. Да и не в секретности дело!
   Скелтон - Не понял.
   Блекстоун - Попытаюсь объяснить...
   Скелтон - Кстати, насколько вы доверяете вашей секретарше?
   Блекстоун - Джейн? Абсолютно. Она со мной, у меня уже шесть лет. Думаю, что вне подозрений.
   Скелтон - Тут я с вами согласен.
   Блекстоун - Как так?
   Скелтон - Почему я уверен в ее непричастности? Ну, во-первых, она простая служащая...
   Блекстоун - Ничего не значит!
   Скелтон - Во-вторых, ведет самый скромный образ жизни. Секретарей мы проверяем в первую очередь.
   Блекстоун - Личную жизнь тоже?
   Скелтон - За это нам деньги платят. Подозрение на нее должно было упасть в первую очередь - а как же! Ведь она простая служащая. И единственная, кто отлучался. Вы вель должны были обнаружить отсутствие папки уже на месте - "чтиво"-то вы положили в потфель незаметно, не так ли?
   Блекстоун - Верно.
   Скелтон - Так что вор мог спокойно досидеть до конца дня.
   Блекстоун - Никто не ушел...
   Скелтон - Это нормально?
   Блекстоун - Не совсем.
   Скелтон - Кто имеет привычку уходить раньше?
   Блекстоун - Никто особенно...
   Скелтон - Так, остаются четыре вице-президентa...
   Блекстоун - И я?
   Скелтон - И вы.
   Блекстоун - И вам это доставляет удовольствие.
   Скелтон - С чего вы это взяли, сэр?
   Блекстоун - Вижу.
   Скелтон - Мало ли... Незамеченным на вашем этаже побывать нельзя - так что версия "бродяги" сразу отпадает. Да и кто еще мог знать, что искомая папка осталась лежать на столе... Кстати, она внешне чем-то отличается от остальных папок?
   Блекстоун - Да, на ней красный титул. На остальных - зелный.
   Скелтон - Ага, не спутаешь... в принципе. Вы ведь сами могли увезти документы, а потом, вернувшись, разыграть всю эту комедию.
   Блекстоун - Этот вариант самый простой, но я не брал.
   Скелтон - Допустим. От чего-то ведь надо отталкиваться.
   Блекстоун - Методом отпротивного?
   Скелтон - Чего нет, метод как метод. Ваше мнение (Кивок.) о них?
   Блекстоун - До сегодняшнего дня, мистер Скелтон, я был полностью уверен в их порядочности. Ни на минуту не сомневался, что все они - истинные джентльмены.
   Скелтон - Джентльмены! Ну конечно! Гарантия кристальной честности! Как в крикете.
   Блекстоун - Это не предмет для дискуссий. Во всяком случае, сейчас.
   Скелтон - И не со мной.
   Блекстоун - У вас есть еще вопросы?
   Скелтон - Есть. Кто из этих джентльменов уже имел возможность ознакомиться с содержанием данной папки?
   Блекстоун - Все.
   Скелтон - В вашем присутствии?
   Блекстоун - Нет. В своих кабинетах. Каждый из них может взять нужную ему часть докуметации, включая проравшую папку, и работать со всем этим добром сколько ему влезет!
   Скелтон - Вот теперь я ничего не понимаю.
   Блекстоун - Да ну!
   Скелтон - Зачем похищать, если можно спокойно сфотографировать?
   Блекстоун - Я же вам говорил, что дело не в содержании.
   Скелтон - А в чем же, черт возьми?
   Блекстоун - В самом факте пропажи, черт вас возьми!
   Скелтон - Ну, ну...
   Блекстоун - Поймите, в этих документах нет ничего такого, что могло бы возбудить интерес любой иностранной разведки.
   Скелтон - А промышленный шпионаж?
   Блекстоун - Да нет, все это, по сути, заказ, а не техническая разработка. До нее еще очень далеко. Самое страшное, что может случиться, это если мне завтра в министерстве, в присутствии кучи репортеров, вручат головную часть заказа военного ведомства с сочуствием, что ее нашли в каком-нибудь лондонском сортире! (Вскакивает, подходит к открытому окну, опирается лбом на наклоненное стекло.) Крах! Мы никогда не получим ни одного военного заказа. Да и любого другого тоже... Теперь ясно?
   Скелтон - Вполне. Даже мне. В этом раскладе секретарь явно не при чем, а вот один из ваших предельно порядочных вице-президентoв может вдруг появиться в качестве члена правления в одной из конкурирующих фирм, не так ли?
   Блекстоун - И с приличным пакетом акций.
   Скелтон - Действительно - "джентльменское дело". Что ж, приступим! Попросите, сэр, что бы никто не покидал своих кабинетов.
   Блекстоун - Уже.
   Скелтон - Отлично. Значит так, будем вызывать их по одному сюда для беседы. По ходу дела я буду выходить и осматривать их кабинеты. Но вначале мы проверим все общие помешения.
   Блекстоун - Учтите: трое из четырех несомненно честные люди. Я бы не хотел...
   Скелтон - Один дьявол и сплошные ангелы. Хорошо, буду предельно корректен.
   Блекстоун - И еще, их сейфы. Шифры знают только они.
   Скелтон - Если допросы ничего не дадут...
   Блекстоун - Беседы, мистер Скелтон, беседы!
   Скелтон - "Беседы" ничего не дадут, что скорее всего, придется попросить открыть сейфы. Потом придется провести личный досмотр.
   Блекстоун - Начиная с меня.
   Скелтон - Что вы, сэр, вами мы закончим.
   Блекстоун - Шутка?
   Скелтон - Ага.
   Блекстоун - Как-то некрасиво все это...
   Скелтон (обернувшись в дверях). - Красивого мало. А главное, совсем уж не по-джентльменски.

Картина 3.

19:20. На сцене Блекстоун и Скелтон.

   Скелтон - Итак, результат почти нулевой.
   Блекстоун - Почти?
   Скелтон - Кое-что есть... но какие они все порядочные! Глубоко! На меня косятся как на коровью лепешку. Джентльмены! Друг о друге - только самый общий положительный отзыв, никаких деталей. Вы, кстати, тоже.
   Блекстоун - А что я?
   Скелтон - А ничего. Небось в своем кругу моете друг другу косточки. С хрустом! Намеками, полунамеками, четвертьнамеками, а при мне - сама корректность!
   Блекстоун - Может хватит? Так вы договоритесь до классовой борьбы.
   Скелтон - Причем тут классы, если даже счет в банке мало чего решает!
   Блекстоун - Может вернемся к пропавшим документам?
   Скелтон - Неприятно?
   Блекстоун - Неинтересно. Знаете, Скелтон, почему предпочитают английского слугу американскому?
   Скелтон - Ну?
   Блекстоун - Не мечтает стать хозяином.
   Скелтон - И вам это нравится?
   Блекстоун - Нравится.
   Скелтон - А хотите знать мое мнение?
   Блекстоун - Неинтересно. Мне от вас нужно одно: найти...
   Скелтон - Вора.
   Блекстоун - Документы! Ясно?
   Скелтон - Да, сэр! С кого начнем провеверть сейфы?
   Блекстоун - С меня.
   Скелтон - Если желаете... Почему, кстати, так взвился этот толстячок Робинсон? Простите, не в меру упитанный джентльмен, когда я начал его расспрашивать о мистере Хастере? А ведь он единственный не темнил и не надувался.
   Блекстоун - Никто особенно не темнил - это ваше воображение. А Робинсон - честный, прямой человек. Может, несколько грубоват.
   Скелтон - И невнимателен. Папку на столе он не заметил... Но как же он мог себе позволить так на меня сорваться!
   Блекстоун - Они с Хастером старые друзья, вместе служили.
   Скелтон - Ага. Флот, авиация?
   Блекстоун - Не знаю.
   Скелтон - А награды у них есть?
   Блекстоун - Более чем достаточно.
   Скелтон - И они ни разу не вспоминали о своих подвигах?
   Блекстоун - При мне нет.
   Скелтон - Странно. Ветераны обычно любят прихвастнуть, правда, неджентльмены, но хотя бы намеком?
   Блекстоун - Не помню.
   Скелтон - А скажите, вот этот... Хастер... отличается рассеянностью?
   Блекстоун - Напротив, сама пунктуальность. Очень объязателен, вот только одевается как-то странно...
   Скелтон - Папку, оставленную на вашем столе, он тоже "не заметил".
   Блекстоун - Они дружат семьями. Вот тут я не совсем точен: Хастер - старый холостяк, зато у Робинсона детей хватит на двоих. Хастер, насколько мне известно, уделяет им много внимания. Живут они рядом. Даже на работу ездят на одной машине.
   Скелтон - Хастера?
   Блекстоун - Робинсона.
   Скелтон - Экономит?
   Блекстоун - Может займемся? (Кивает на сейф.)
   Скелтон - О, папочки! Сколько их всего?
   Блекстоун - С пропавшей двадцать три.
   Скелтон (вынимает по одной и кладет на стол). - Один, два, три... А вот Шелл и Розенбоу более внимательны...Семь, восемь...
   Блекстоун - О!! (Вырывает папку из рук Скелтона.) Она! Черт возьми! Она. Слава богу.
   Скелтон - Та самая?
   Блекстоун (лихорадочно просматривает). - Непонятно...
   Скелтон - Непонятно, как я не обратил внимание - ведь цвета и вправду разные...
   Блекстоун - Как же она попала в сейф? (Только теперь вспоминает про Скелтона.) Гора с плеч! Простите за беспокойство.
   Скелтон - Я на службе, сэр, но как же так получилось?
   Блекстоун - Склероз. (В селектор.) Джейн, пригласите всех ко мне и вы свободны. Да, да, все в порядке. (Прячет папку в "дипломат".) Спокойной ночи. И вы свободны, мистер Скелтон, благодарю. (Скелтон подходит к журнальныму столику, садится в кресло. Блекстоун, запирая сейф, глядит на него с удивлением. Стучат.) Прошу, входите. (Вице-президенты проходят к столу, стараясь не замечать Скелтона.) Все в порядке, джентльмены, прошу простить за неприятные минуты. Папка нашлась. (Полукивки в сторону Скелтона.) Оказалась в сейфе вместе с остальными. (Насмешливо-презрительные взгляды.) Как я ее мог туда сунуть?
   Скелтон - Неясно другое... (На лицах вице-президентов удивление, как будто заговорило кресло.) Вот вы, мистер Шелл, и вы, мистер Розенбоу, показали, что на столе, после того, как сейф был заперт, на столе оставалась пропавшая папка, так?
   Блекстоун (весело). - Какое это имеет уже значение?
   Шелл - Я "показал", что на столе действительно оставалась папка, но...
   Скелтон - Но не обратили внимание, какая именно, не так ли? (Шелл утвердительно кавает.) А вот мистер Розенбоу обратил.
   Розенбоу - Да, но...
   Блекстоун - Прекратите. Все это уже лишено смысла.
   Скелтон (встает, подходит к Розенбоу). - Но она лежала титулом вниз И вы не можете сказать, что это была за папка.
   Робинсон - Заткните ему рот!
   Скелтон - Но она была! Ну! Вы же джентльмен!
   Розенбоу (тоже кричит). - Была!
   Скелтон - Прекрасно.
   Блекстоун (с необъяснимым страхом). - Прекратите.
   Робинсон - Ему просто хочется продлить иллюзию власти! Я же вижу...
   Скелтон - Через микроскоп, сэр?
   Робинсон - Почему это?
   Скелтон - А разве такого, как я, вы способны увидеть невооруженным глазом? В жизни не поверю!
   Блекстоун - Все! Инцидент исчерпан. (Хлопает по "дипломату". Еще раз хлопает, успокаиваясь.) Все свободны.
   Скелтон - Позвольте, а как же быть с украденной папкой?
   Блекстоун - Какой папкой! Вы в своем уме?
   Скелтон - В своем!
   Хастер - Он сумасшедший! Маньяк!
   Скелтон - Может я и маньяк, но имя "джентльмена", укравшего документы, имя вора я назову - и очень скоро!
   Робинсон - Пожалуйста, избавьте нас от этого...
   Блекстоун - Джентльмены, пройдите к себе на пару минут, прошу вас.
   Робинсон - Иначе я за себя не ручаюсь!
   Блекстоун - Хорошо, хорошо, я сейчас все улажу. (Вице-президенты, обходя неподвижно стоящего Скелтона, выходят. Блекстоун в бешенстве.) К чему эти безобразные сцены! Свои комплексы держите при себе! Зачем, спрашивается...
   Скелтон (спокойно, даже весело). - Ход, сэр, нормальная психологическая ловушка.
   Блекстоун - Для кого, черт возьми?! Очнитесь же наконец! Папка нашлась!
   Скелтон - Вы уверены, сэр? (Блекстоун безнадежно разводит руками, обратя глаза к небу.) Откройте сейф, прошу вас. (Блекстоун, коротко вздохнув, отпирает сейф.) Посчитайте папки.
   Блекстоун - Зачем?
   Скелтон - Считайте, сэр, прошу вас.
   Блекстоун - Раз, два, три. Чушь какая-то!
   Скелтон (отходит к журнальному столику, садится). - Считайте, считайте.
   Блекстоун - Восемь, девять... Дегенератизм! Пятнадцать, шестнадцать, семьнадцать... во-семь-над-цать... (Ошеломленно смотрит на Скелтона.)
   Скелтон - Можете пересчитать.
   Блекстоун (пересчитывает). - Двадцать одна... Погодите...
   Скелтон - Да, сэр, вы, по ошибке, оставили на столе не ту папку. Титулом вниз. Ее вы и забыли. Ее же и украли. В спешке.
   Блекстоун - Значит... Все с начала?
   Скелтон - Нет, сер, вы бы не ошиблись.
   Блекстоун - Спасибо за доверие... Четверо?
   Скелтон - Двое: Робинсон и Хастер. Только они "не заметили" оставленную вами папку.
   Блекстоун - Логично, но вот в детективах...
   Скелтон - Я и забыл про вашу слабость!
   Блекстоун - Не скрою. От вас. (Усаживается поудобнее.) Так вот, там преступником всегда оказывается наименее подозреваемый.
   Скелтон - Так то ж в романах. Я их не читаю. В реальной жизни, как правило, наоборот. Приступим к нашим "беседам" - давайте Хастера.
   Блекстоун (не спеша). - Скажите, зачем все-таки был нужен этот демарш? Сцена, позвольте заметить, была совершенно безобразная.
   Скелтон - Подозреваются два джентльмена, а мне нужен один преступник. Один!
   Блекстоун (про себя). - А мне - папка. (Поглаживает "дипломат".) Она здесь...
   Скелтон (про себя). - Он должен ошибиться, выдать себя. Растеряться, попасть в цейтнот. Задергаться. Скажите вашей... О! Да вы же отпустили секретаря!
   Блекстоун - При вас.
   Скелтон - Ждете, чтоб папку вам подбросили под дверь?! Вам ведь не вор нужен! Только документы. Да и поймай я его - правосудие к нему в жизни не доберется! Тихо, в своем кругу, суд чести! Ну нет! (Бросается к двери.)

Телефонный звонок. Блекстоун поднимает трубку.

   Блекстоун - Что!! (Вскакивает.)
   Скелтон (в дверном проеме). - Ну?
   Блекстоун (медленно кладет трубку. Криво улыбается). - Можете не спешить... Суд чести состоялся... Самосуд. Робинсон выбросился из окна.

Картина 4.

21:00. Блекстоун сидит в своем кресле, вице-президенты - за столом: Шелл и Розенбоу - лицом к залу, Хастер - спиной. Крайний стул свободен. Скелтон стоит у окна.

   Шелл - - Да-а...
   Розенбоу - - Да-а...
Пауза.
   Шелл - Ужасно.
   Розенбоу - Кошмар.
   Блекстоун - Страшная, страшная смерть! Его вид...
   Хастер - Прошу вас...
   Блекстоун - О, простите, простите. Вы ведь друзья... были... Простите.
Хастер, простонав, опускаеи голову на скрещенные на столе руки.
Пауза.
   Шелл - Да-а...
   Розенбоу - Да.
   Блекстоун - И зачем ему было...
   Шелл - Это все американские веяния, я вам скажу! Наши "заокеанские друзья" вкупе с капиталом и сленгом экспортируют свои нравы. Чистоган! Чистоган превыше всего!
   Блекстоун - Вы правы.
   Шелл - Вот только какой-нибудь Джек Смит не выбросится из окна... (Стон Хастера.) Простите. Бедный Робинсон, он все же был истинным джентльменом.
   Блекстоун - Несомненно! Да, мистер Скелтон, вы свободны. (Скелтон не шелохнулся.) Эти веяния "оплота демократии" действуют на наше общество, как ром и сифилис на индейцев. Уничтожающе! Как же с этим бороться, джентльмены?
   Скелтон - Гм.
    Розенбоу - Не представляю... Вы еще не сообшили семье, сэр?
   Блекстоун - Не могу. Может вы?
   Розенбоу - - Нет, что вы!
   Хастер (поднимает голову). - Я сам сообщу Мэри и детям. (Пошатываясь от горя медленно идет к двери.)
   Блекстоун - Благодарю вас. Вы...
   Розенбоу и Шелл одновременно. - Да.
   Скелтон - Гм.
   Блекстоун - Что вы там хмыкаете, мистер Скелтон? Я же сказал, что вы свободны!
   Скелтон - Синяк. Синяк на шее.
   Блекстоун - К черту! Хватит! Уж вы-то должны быть удовлетворены! Справедливость, в вашем понимании, восторжествовала.
   Скелтон (спокойно).- А в вашем, сэр?
   Блекстоун (отмахивается). - А!... Бедный Робинсон... Ваш "психологический ход" оказался на редкость удачным!
   Хастер (застыв в дверном проеме). - Что?
   Розенбоу - Какой еще ход?
   Скелтон - Сэр!
   Блекстоун - Неужели угрызения совести?! В жизни не поверю! (Скелтон резко поворачивается и идет к двери. Хастер, после секундного колебания, преграждает ему путь.) Нет уж погодите! (Скелтон останавливается лицом к Хастеру.) Дело в том, что вся та сцена, вся та мерзкая сцена была игрой! Блеф! Мастерский ход великого сыщика!
   Розенбоу (вскакивает). - Идиот! Слон в посудной лавке!
   Блекстоун (мягко усаживает Розенбоу). - Оставте его. Все равно не поймет. Не дано. (Хастеру.) Пусть идет.
   Хастер (быстро освобождает дверной проем). - Вон. Вон!
   Скелтон (оборачивается со зловещей улыбкой). - Здорово! Это значит - я убийца! По недомыслию. Не учел, видите ли, всей тонкости души джентльмена! Класс! А где же, позвольте узнать, предсмертная записка? А? Самоубийца, особенно джентльмен, должен был, объязан был перед смертью чего-нибудь да написать. Признание, например, и последнее прости!
   Блекстоун - Какое еще признание! Вы ведь сами раскрыли его портфель и нашли там папку. Что вам еще нужно. Письменные показания? А зачем? Неужели вы думаете, что мы позволим пятнать его имя воровством и самоубийством!
   Скелтон - А что же - несчастный случай? Выпал из окна? Головка закружилась? И ничего не было?
   Блекстоун - Естественно.
   Шелл - Я всегда говорил, что эти подоконники слишком низкие.
   Розенбоу - Точно!
   Блекстоун - Вот так: честь джентльмена ему была дороже жизни. Как и любому из нас, не сомневайтесь. Смертью он спасал не только свою честь, но и нашу, нашей фирмы! Так неужели мы позволим...
   Розенбоу и Шелл одновременно - Никогда!
   Скелтон - Ага... (Выходит на центр авансцены.) Честь джентльмена дороже жизни... Человеческой жизни... Любому из вас...
   Блекстоун - Хватит! Вы свободны! И не забудьте: ничего не было. Ничего. Несчастный случай. Идите!
   Розенбоу и Шелл одновременно - Да.

Скелтон оглядывается на Хастера, пытаясь поймать его взгляд.

   Хастер - Да.
   Скелтон - Не-ет. Вам, джентльмены, придется еще некоторое время потерпеть мое общество. Иначе прямо отсюда я пойду в газету.
   Розенбоу - Сволочь!
Пауза.
   Блекстоун - Мистер Скелтон, позвольте спросить, а почему вас выгнали из полиции? Ведь выгнали, не правда ли?
   Скелтон - Ну не выгнали, а, скажем так, потеряли.
   Розенбоу - А мы нашли!
   Блекстоун - Так почему же?
   Скелтон (с улыбкой). - Примерно за то же самое: всегда пытался довести дело до конца. Самого конца. (Дальше как по-писанному.) Преступник, кем бы он ни был, независимо от стимулов преступных действий, пусть даже самых благородных, должен понести наказание.
   Блекстоун - Вы имеете ввиду - предстать перед судом?
   Скелтон - Это одно и то же.
   Блекстоун - Отнюдь. И как-то не вяжутся "благородные стимулы" с "преступными действиями".
   Скелтон - Вяжутся, вы ведь сами только что сказали, что честь джентльмена дороже человеческой жизни.
   Блекстоун - Не совсем точно и я говорил о самоубийстве.
   Скелтон - А вы уверены, сэр?
   Блекстоун - В чем, Скелтон?
   Скелтон - В том, что это самоубийство. (Резко оборачивается к Хастеру. Блекстоун, Розенбоу и Шелл, потрясенные, глядят ему в затылок. Хастер уткнулся в зал невидящим взглядом.)
   Блекстоун (садится). - Скелтон (Умоляюще.), прошу вас, может на сегодня хватит.
   Скелтон (жестко). - Нет.
Пауза.
   Розенбоу - А с чего вы взяли, что это убийство? Какие у вас есть доказательства?
   Скелтон - В данном случае доказательств требует версия самоубийства.
   Розенбоу - Кроме нас на этаже никого не было...
   Скелтон - Не знаю - секретаря отпустили.
   Розенбоу - Мы бы услышали шум борьбы.
   Шелл - И были бы следы.
   Скелтон - Если бы была борьба. Мистер Шелл, сэр, пожалуйста, подойдите со мной к окну.
   Шелл (оглянувшись на неопределенно пожавшего плечами Блекстоуна, неохотно вместе со Скелтоном идет к окну). - Зачем?
   Скелтон - Стоянку внизу видите?
   Шелл - Вижу.
   Скелтон - Какая из оставшихся машин ваша?
   Шелл - Вон та, зеленная.
   Скелтон - Действительно, зеленная. А вам не кажется, что в ней кто-то сидит?
   Шелл (резко наклоняется к окну).- Где?
   Скелтон - В этот момент ударяется вот так (Показывает.) и дергается вот так (Показывает.) и бесчуственное тело отправляется вниз без единного звука. (Шелл отшатывается от окна.) С синяком на шее. Ясно? Окна у вас и вправду очень "удачные" - в крепких и умелых руках тело вылетит, даже не сдув пыль с подоконника! Мистер Хастер, можно теперь вас... (Хастер в том же остекленевшем состоянии.) Мистер Хастер!
   Хастер - Нет.
   Скелтон (мягко подходит). - Почему "нет"?
   Хастер - Не желаю участвовать в ваших опытах!
   Скелтон - Я вас очень прошу... (С этого момента Скелтон ни на миг не отводит от Хастера гипнотизирующий взгляд). Очень.
   Блекстоун - Бог с ним, подойдите, нужно с этим кончать.
   Хастер - Кончать... (Подходит к окну.) Если вас интересует, какая из машин моя, то ее здесь нет.
   Скелтон - А где она?
   Хастер - Не пользуюсь.
   Скелтон - Экономите?
   Хастер - Не ваше дело!
   Скелтон - Не мое, верно. Мое дело - найти...
   Блекстоун - Документы!
   Скелтон - Вора! И я его нашел!
   Блекстоун - Не самым гуманным способом, но папка таки оказалась в портфеле у Робинсона.
   Скелтон - Нет, ее там не было.
   Блекстоун - Как?! Как это не было! Вы же при всех нас открыли портфель!
   Скелтон - А за полчаса до этого, когда я отлучился во время нашей "беседы", я заглянул в этот портфель, простите, не джентльмен, папки там не было. Ну не мог же он сунуть ее в портфель перед прыжком из окна! Вы помните, где мы нашли ключи от портфеля?
   Блекстоун - Да, рядом с телом.
   Скелтон - Как "рядом"?
   Блекстоун - Ну, в метре.
   Скелтон - И вы тут же решили, что они выпали при ударе тела о землю?
   Блекстоун - Может вы хотите провести эксперимент с мистером Хастером и посмотреть, на сколько отлетят ключи от его тела? (Хастер не шелохнулся.) Да и какая разница: в метре или в двух!
   Скелтон - А такая, что ключи бросили позже! Сперва - тело. Бесчувственное. Затем подложили папку, а уж потом полетели ключи (Хастеру.), не правда ли?
   Шелл - Гипотеза оригинальная, но весьма спорная.
   Розенбоу - Высосана из пальца!
   Скелтон - Честь джентльмена дороже жизни!
   Розенбоу - Чушь какая-то! Дикая чушь!
   Шелл - Вам нужно лечиться!
   Скелтон - Это я уже слышал. (Достает из кармана несколько шариковых ручек разных цветов.) Скажите, Хастер, какого цвета эта ручка? А эта? А, может, эта? Почему вы молчите? Не желаете со мной говорить или не знаете?! А вот Робинсон знал! Единственный из всех знал, что вы, Хастер красный титул на папке не отличите от зеленого - они одного тона! Где вы служили, в каких спецвойсках? Сколько крови на ваших руках, джентльмены? Честь джентльмена дороже жизни! (Наступает на Хастера, который, погрузив взгляд в глаза Скелтона, пятится к окну.) Вот откуда странности в одежде. И отсутствие машины. И мастерский удар. И тело летит! Тело лучшего друга! Вниз. Вниз! А Мэри с детьми напрасно ждут отца! Отца ли? (Разражается в лицо Хастера душераздирающим смехом, который резко обрывается криком.) Честь джентльмена дороже жизни!

С безумным воплем Хастер выбрасывается из окна. Скелтон, закрыв глаза, садится на подоконник, Остальные, сбившись плотной группой, в немом крике с ужасом на него глядят.
Пауза.
Скелтон открывает глаза, оглядывается. Блекстоун отрывается от группы, падает в кресло, сжимая руками голову.

   Скелтон (устало улыбнувшись). - Все. Все, джентльмены.

Звонит телефон. Еще. Еще.

   Блекстоун (сорвав трубку, кричит). - Знаю!!

Блекстоун, бросив телефонную трубку, подходит к окну. Смотрит вниз. Розенбоу и Шелл медленно приссоединяются. Стоят плотной группой.

   Скелтон (встает). - Расследование закончено. Полностью.
Пауза.
   Скелтон - Вот теперь я могу идти, я уже не нужен.
Пауза.
   Блекстоун - Проклятье!
   Скелтон (направляется к двери.) - Благодарю, сэр, за оценку моей работы.
   Розенбоу - Чертовы строители!

Скелтон застывает в дверном проеме.

   Шелл - Я же говорил: подоконники слишком низкие.
   Скелтон - Ну нет! (Оборачивается.) Это у вас не пройдет! Я, конечно, уже уволен, ясное дело, но пусть я сдохну на помойке, но это у вас не пройдет!
   Розенбоу - Он так к нему был привязан...
   Шелл - Да. И к его семье.
   Блекстоун - Да! Он не смог пережить смерть друга. От нас ушли два славных ветерана. Преданные сотрудники и истинные джентльмены. Тяжелая утрата. (С ненавистью и слезами бросают в непреклонную спину в дверном проеме.) И все это из-за одной... тупой, кретинически принципиальной... садистской сволочи!

Скелтон медленно оборачивается. Возмущение на его лице сменяется удивлением, удивление - ужасом.
Затемнение.

Одесса 1984 - Нью-Йорк 2010