ГДЕ ДОЧЬ ТВОЯ?
сцены из родительской жизни

Действующие лица:

- ОТЕЦ
- МАТЬ

Сцена первая.

Гостинная в квартире преуспевающего художника. Двери в спальню и коридор. МАТЬ, погрузившись в кресло,читает. Слышен звук отпирающейся двери. МАТЬ поднимает голову от книги, прислушивается. Затем продолжает читать.

   ОТЕЦ (из коридора). - Жена! Томка! Ты дома?
   МАТЬ (тихо) - Дома, дома.
   ОТЕЦ - Есть кто живой? Светка! (Заглядывает в комнату.) Привет! Чего не отзываешься?
   МАТЬ - Куда я денусь?
   ОТЕЦ - Точно! Как перекличка на подводной лодке! Действительно, куда? (Выходит, возвращается в тапочках.) Ну, дорогая, что стряслось? Чего ты меня выдернула с заслуженного отдыха?
   МАТЬ (не отрываясь от книги). - Берегите нервы - будете жить вечно.
   ОТЕЦ - Это ты в книге вычитала или сама придумала? Брось читать! Я срываюсь из Дома творчества, прусь пять часов в машине не для того, чтобы мне читали вслух! Можешь уже сказать, что случилось? Только покороче.
   МАТЬ - Покороче? Могу. Наша дочь - воровка. Короче некуда.
   ОТЕЦ - Так. Сжато и доступно. Правда, неожиданно...
   МАТЬ - Заворачиваешь в слова?
   ОТЕЦ - Мое дело: во что хочу, в то и заворачиваю. (Садится.) А теперь, дорогая, развей тезис. Брось книгу!
   МАТЬ - Бросила. (Откладывает книгу.)
   ОТЕЦ - Светочка! Светка! Где она?
   МАТЬ - Ушла к нему жить.
   ОТЕЦ - К кому? Жить?!
   МАТЬ - Жить, жить. К сообщнику.
   ОТЕЦ - К какому еще сообщику? Что ты мелешь?
   МАТЬ - То что слышишь!
   ОТЕЦ - Все! Давай сначала. Что она украла? У кого? Когда? Кто видел?
   МАТЬ - Не спеши! Вечно ты спешись! Уже приехали.
   ОТЕЦ - Излагай.
   МАТЬ - Изволь. Позавчера вечером наша дочь с сообщиком, со своим новым парнем, "Андрюшей", были в гостях у Шевелевых, после чего у Наташи пропали драгоценности.
   ОТЕЦ - Много?
   МАТЬ - Достаточно. На две тыщи рублей.
   ОТЕЦ - На две штуки? Откуда у нее столько?
   МАТЬ - Это ее дело.
   ОТЕЦ - Личное?
   МАТЬ - Личное. А теперь - твое.
   ОТЕЦ - А с чего она решила, что это Светка с ее дурнем слямзили? У них же обычно толпы пасутся. Или все остальные слишком интеллигентные? Знаю я этих "интеллигентов" - без гроша за душой! Такое же...
   МАТЬ - Не заводись: кроме Светочки там никого не было.
   ОТЕЦ - А может у нее стянули до того?
   МАТЬ - Нет.
   ОТЕЦ - Что нет?
   МАТЬ - А то нет, что за час до их прихода Наташа меняла ожерелье, а сразу после их ухода пошла снимать на ночь...
   ОТЕЦ - Аристократка чертова: драгоценности менять, драгоценности снимать! В себе надо иметь ценности! В себе! И не вводить детей в соблазн! Вот в немецкой армии...
   МАТЬ - Ты чего? При чем тут армия?
   ОТЕЦ - В старой немецкой армии если у солдата пропадала вещь, то его же и наказывали - добы не вводил в соблазн товарищей. Крайне гуманно.
   МАТЬ - Мы не в армии. Тем более немецкой.
   ОТЕЦ - А жаль.
   МАТЬ - Можно подумать!
   ОТЕЦ - У меня нет драгоценностей!
   МАТЬ - У меня тоже. К сожалению.
   ОТЕЦ - Не сейчас... Что Светка?
   МАТЬ - Молчит.
   ОТЕЦ - Говорит, что не брала?
   МАТЬ - Молчит. А потом ушла.
   ОТЕЦ - Что значит "ушла"? А ты на что?
   МАТЬ - А ты?
   ОТЕЦ - Меня же не было!
   МАТЬ - Тебя никогда нет. Хорошо устроился!
   ОТЕЦ - Лучше некуда! Слушай, не вали с больной головы на здоровую. Я тут причем? Я в жизни своей ничего не украл. Все своим трудом.
   МАТЬ - Предъявишь мозоли?
   ОТЕЦ - Слушай!
   МАТЬ - Ты слушай! Это все твои похождения, студенточки, мастерская!
   ОТЕЦ - А что мастерская?! В мастерской я работаю! Деньги зарабатываю!
   МАТЬ - И прогуливаешь!
   ОТЕЦ - Деньги мои жалеешь? Мало тебе?!
   МАТЬ - Будто я не знаю, чем ты там занимаешься! И Светка знает.
   ОТЕЦ - Настучала?
   МАТЬ - Дурак ты: для кого же это секрет? С твоими малолетними пассиями Светка в одной компании крутится. "Тусуется". У них там, как я поняла, все нараспашку, никаких секретов. Не удивлюсь, если там широко обсуждаются твои мужские достоинства.
   ОТЕЦ - Прекрати!
   МАТЬ - А мне нечего прекращать - меня не обсуждают.
   ОТЕЦ - Мещанка!
   МАТЬ - А "мещанка" это как: хорошо или плохо?
   ОТЕЦ - Противно! И слышал я все это уже тысячу раз.
   МАТЬ - И что?
   ОТЕЦ - И ничего. Иначе жить не могу. И не хочу. Понимаешь, неинтересно!
   МАТЬ - А дочь воровку иметь интересно?
   ОТЕЦ (направляется к телефону). - Не очень.
   МАТЬ - А узнают в твоем Союзе? Они же там не любят сор из избы. Между прочим, Шевелевы обратились к следователю.
   ОТЕЦ - Вот это существенно. (Набирает номер.) Следователя нам не надо. Ни к чему нам следователь. Алло, Наташка, это я. Знаю, знаю... понятное дело... представляю... не надо. Я говорю: не надо, сам разберусь. Что поздно? Поздно только в гробу! Играй отбой! Чего? Изделия? Не в деревне живем - за деньги сделают. Ну ладно. Все, пока. (Кладет трубку.) Так... Жена, у нас есть две штуки?
   МАТЬ - Откуда?
   ОТЕЦ - Оттуда. Мало я тебе даю, могла бы съэкономить. На черный день.
   МАТЬ - А что - уже черный?
   ОТЕЦ - Коричневый. Сколько тебе не жалко?
   МАТЬ - Не поясничай. Тысяча двести - все, что есть. Остальное можно одолжить, я уже договорилась.
   ОТЕЦ - Молодец!.. Знаешь, где живет "Андрюша"? Где мне найти этого подонка?
   МАТЬ - Я не знаю.
   ОТЕЦ - Мать называется! Хорошо, никуда он не денется. (Направляется к выходу.)
   МАТЬ - Ты куда?
   ОТЕЦ - (в дверях). Ясно куда: в "тусовку"!

Сцена вторая.

В гостинной никого нет. Слышен звук отпирающейся двери.

   ОТЕЦ (из коридора). - Жена! Томка! Ты дома?
   МАТЬ (из спальни). - Я здесь!
   ОТЕЦ (входит в гостинную, заглядывает в спальню). - В постели валяешься? Тут такие дела, понимаешь, а мать нежится в постели!
   МАТЬ - Единственный день когда я могу немного выспаться. Тебе этого не понять.
   ОТЕЦ - Что же делать, если у тебя работа такая странная: восесь часов, с утра и каждый день. Не всякий на такое пойдет.
   МАТЬ - Где ты ночевал, стахановец? Я тебя ждала, мог бы и позвонить.
   ОТЕЦ - Трудился я. Не пропадет сей скорбный труд, черт бы его побрал! Ну и доченьку ты вырастила - пробу негде ставить!
   МАТЬ - В папочку.
   ОТЕЦ - Не, я - ангел. С крылышками. А этот "Андрюша" - чистая гиена! Чуть меня к стене не припер. Меня!
   МАТЬ - (входит). - Только Чуть?
   ОТЕЦ - Нет, ты представь: развалка, натуральное логово. Бутылки, окурки. Матрас на полу. Оба полуодетые и, похоже, под наркотой. И тут являюсь я - бледный интеллигент в галстуке. Кривляются, невнятные реплики. Непробиваемые! И ведь знают, сволочи, что я это дело замну!
   МАТЬ - И не только из-за отцовский чувств.
   ОТЕЦ - Из-за тебя тоже.
   МАТЬ - За себя в первую очередь.
   ОТЕЦ - Кто считает. В общем, я так и этак, но чую - золото еще тут и завтра его не будет.
   МАТЬ - А дочь?
   ОТЕЦ - Что дочь? Причем тут дочь? Значит, я тихо спускаю на тормозах, отваливаю и несусь к Пете, Молчанову. Поднимаю его, бедного, с постели, накручиваю и не прошло и часу как мы вваливаемся в этот вертеп. А там уже целая банда! Обросшие, босые, грязные. А рожи! Я б за одни только рожи срок давал! Молчанов ксиву вперед, воздух понюхал - всех сдуло. И мы взялись за нашу шуструю парочку. Не сразу, через часик, но все вынули. Оказывается, у этого подонка какие-то срочные долги, сидит на счетчике, но мы в это вдаваться не стали. Так они еще прогуляться решили. В Прибалтику. Ну, Петюня расписал Андрюше прелести мест заключения и тот въехал, что и в нашем городе совсем даже неплохо. Часть золота они уже успели снести в ломбард, пришлось выкупать. Наташке я все вернул. Заявление она забрала. Все! Даже деньги твои не понадобились. Съэкономила. Давай кушать - мне пора возвращаться на вдвойне заслуженный отдых. Давай, давай, двигайся! Представляешь, мне, до полноты счастья, не хватало только выплачивать долги светкиных хахалей!
   МАТЬ - Где дочь твоя?
   ОТЕЦ - Светка? Вернется. Куда она денется.
   МАТЬ - Почему ты так решил? А вдруг не вернется? Вот возьмет и не вернется!
   ОТЕЦ - Ты же вернулась. И не один раз!
   МАТЬ - А почему, знаешь?
   ОТЕЦ - Знаю, знаю. Давай кушать.
   МАТЬ - Из жалости к тебе. Да, из жалости! И Светке отец был нужен, хотя какой из тебя отец.
   ОТЕЦ - Врешь ты все, дорогая, сама себя обманываешь, страдалица ты наша. Ты просто ленива и несамостоятельна. То, что я делаю между прочим, для тебя - целая проблема. Что ты умеешь? Чертежики, схемочки. Так это никому не нужно.
   МАТЬ - Неправда, нужно!
   ОТЕЦ - Кому? В твоем проектном институте? А кому твой институт сдался? А? Не знаешь? Все это так - хобби. Вообще, где ты видела, чтоб уходили от крепких мужиков? Нигде, только в книгах. Иди, готовь кушать. Хоть бы готовить научилась по-человечески! "Имейте дело с женатыми мужчинами: они с женой живут и с вами жить будут"!
   МАТЬ - Дурак ты. (выходит в коридор.)
   ОТЕЦ - Могу себе позволить. Жена, омлет делай, не глазунью! Омлет! Как думаешь, когда Светка вернется?
   МАТЬ - Никогда! (Появляется в дверях.) Слышишь, никогда! Сама ушла, сама выплывет - она упертая! Ее не поломаешь, как меня! На свои ноги встанет и не нужен ей будет твой "крепкий мужик".
   ОТЕЦ - Сама мужиком станет?
   МАТЬ - Человеком станет!
   ОТЕЦ - Она и сейчас человек, но если учесть, что она твоя дочь...
   МАТЬ - Твоя тоже.
   ОТЕЦ - Тем более. То терпеть олуха, у которого на испуг сняли бабки, она не станет. И в Прибалтику ехать не на что. Будь уверена - это ее идея. Пацану при хате и при бабе Прибалтика по-барабану. Плюс грязюка, плюс стирка - на пари даю Светке три дня. Максимум пять. Иначе она не моя дочь. И не твоя тоже.
   МАТЬ - А не придет?
   ОТЕЦ - Проиграю. Куплю ей путевку в лагерь "Спутника" на Рижском взморье и парочку дорогих шмуток - и дело в шляпе. Но это в крайнем случае - денег у меня уже нет.
   МАТЬ - А пошлет она тебя вместе с твоими шмутками подальше?
   ОТЕЦ - Пойду, но вряд ли. Что это воняет? Томка, омлет горит!
   МАТЬ - Ой! (Убегает.)
   ОТЕЦ - Даже на это не способна. (Передразнивает.) "Зачем тебе мастерская?" Затем! Но эта история мне крупно влетела и если еще придется на Светку потратиться... где деньги взять? Проблема, не то что у некоторых... Да и Томке надо бы чего-то подарить... недорогое...рублей так...

Слышен звук отпирающейся двери.

   МАТЬ - Света! Светочка! Сережа, Светочка вернулась!
   ОТЕЦ (встает и, раскрывая объятья, идет к двери). - Где дочь моя!

Занавес.

Одесса 1984