Жили-были...

    Кресло с большими колесами стояло, как обычно, в шаге от проволочного, в крупную клетку, забора. Прикрытая с ерым пледом, Она, который год, неотрывно глядела в океанскую даль, а Он, по ту сторону забора, безразлично следил за голубым поплавком. Не клевало...
    По правде говоря, в это время дня и не должно было клевать. Вместо удочки, конечно же, можно было бы держать и книжку, но от букв быстро уставали глаза.
    Можно было тоже уставиться в океан, но Он точно знал, что там ничего интересного не происходит.
    Вокруг сновали детишки, кричали молодые мамы, хихикали полуобнаженные девицы, но между Ними царила привычная, домашняя тишина. Все остальное не имело особого значения.
    Солнце пригревало, клонило ко сну...
    - Ну и часто ты так сидишь? – родные глаза смотрели на него с неодобрением.
    - Нет, не часто, – соврал он.
    - Что, совсем нечего делать?!
    - Есть чего, – соврал он, - Много чего.
    - Это хорошо. Да. Как там наши дети?
    - Заняты.
    - Ты что, не видишь, у тебя клюет. Клюет!
    Он попытался подсечь, но было уже поздно. Рыба ушла. Ну и не надо – он не любил рыбу.
    А Она уже опять вглядывалась в океанскую даль. Вздохнув, Он сложил удочку, кресло и, не попращавшись, направился к выходу из пляжа.
    - Хороший был день, - подумал Он, подойдя к выходу, - совсем неплохой...

New York
2015