ВВЕРХ ПО ТРАПУ

      Действующие лица:

      Инин Виктор Павлович
      Мишель Корш
      Юджин Фрейн
      Профессор Хессельбрандт
      Голос

"Вслед за дождем пошел снег, а за ним - два дурака"
/Р. Шекли, "Обмен разумов"/

            Картина 1

Перед закрытым занавесом на авансцене появляется Виктор. Он медленно двигается вдоль сцены внимательно разглядывая как бы развешенные со стороны зала картины.

   Голос Виктора - Помилуйте, да если б не вы, не наши беседы - я б повесился от тоски! Я - человек общительный, экстраверт, излишной застенчивостью не страдаю, но тут чувствую себя абсолютно не в своей тарелке.
   Голос - Чужая страна... естественно... Я тоже, знаете, не сразу вник... Не сразу... Да и подготовочка у вас, коллега, слабоватая...
   Голос Виктора - В каком это смысле?!
   Голос - В самом прямом. На скорую руку. Дорогой Лукас, передо мной можете не выпендриваться.
   Голос Виктора - Наконец-то! Зачем же так долго?
   Голос - Я должен был присмотреться. Принюхаться, так сказать. Операция не самая простая, а вы, голубчик, классический диллетант. Да успокойтесь, все нормально.
   Голос Виктора - Но у меня, честно говоря, такое ощущение...
   Голос - Я сказал нормально, значит нормально. Все в посольстве считают вас чьим-то желторотым протеже, но вполне симпатичеым парнем. И ничего более. В Москве решили, что вы подойдете, но операция моя, моя разработка. За мной последнее слово... Я согласен.
   Голос Виктора - Польщен, но хотелось бы все-таки знать...
   Голос - Цель операции?
   Голос Виктора - Цель тоже.
   Голос - Цель: получение информации по разработке... неважно чего.
   Голос Виктора - Исчерпывающе.
   Голос - Достаточно. Объект: Профессор Хессельбрандт. Умен, разносторонне развит, интеллигентен. Идеалист. Готов передать нам искомые материалы. Мотив: равновесие сил как залог мира. Такой экземпляр! Ваша задача: выйти на объект, понравиться, вызвать к себе доверие. В общем, сделать так, чтобы он захотел передать материал вам. Ясно?
   Голос Виктора - Не совсем. Если вы точно знаете, что Профессор готов передать информацию, значит у вас есть люди...
   Голос - Которыми мы не можем рисковать. Среди прочего, объект увлекается современной живописью, бывает в мастерских художников. Особенно часто в одной из них, у Мишел Корш.

На авансцене появляется Мишель. Внимательно наблюдает за Виктором.

   Голос - Двадцать семь, в разводе, Внучка белоэмигранта Коршунова Петра Владимировича. Хороша собой, контактна, фанатирует на всем русском...

   Виктор (не оборачиваясь) - Вам нравится,
   Мишель - Некоторые работы. А вам?
   Виктор - Честно говоря, не совсем понятно.
   Мишель - Не совсем понятно или совсем непонятно?

Пауза.

   Мишель - У вас русский акцент.
   Виктор - Я из Советского Союза.
   Мишель - Из России?
   Виктор - Из Москвы.
   Мишель - Но вы не турист - вы ведь один?
   Виктор - Нет, не турист, дипломат. А вы?
   Мишель - Художник.
   Виктор - Как давно?
   Мишель - Художник? С детства.
   Виктор - У вас солидный стаж.
   Мишель - Я так плохо выгляжу?
   Виктор - Отнюдь. Послушайие, а может здесь висят и ваши работы?
   Мишель - Одна картина - в соседнем зале, где вы только что были. "Опять весна".
   Виктор - Я?

   Голос - Мы хорошо изучили ее вкусы.

   Виктор - Это такая... с насыщенным зеленым и оранжевым? Так это вы Мишель Корш?
   Мишель - Ого! У выс память как у шпиона!
   Виктор - Дипломат. Кстати, очень рискованно: зеленое с оранжевым.
   Мишель - Вы тоже пишете?
   Виктор - Аматор, художник восрессного дня.
   Мишель - Любопытно было бы взглянуть.
   Виктор - Ну что вы, я скромен и обидчив.
   Мишель - Боитесь? Говорят, что вам запрещено общение с аборигенами.
   Виктор - У вас не совсем точная информация.

   Голос - В ее "салоне" вы должны стать своим человеком.
   Голос Виктора - А для нее?
   Голос - Ваше дело.

   Виктор - Странная фамилия - Корш, польская?
   Мишель - Русская. Коршунов. Мой дед был, как это у вас говорят, белоэмигрантом. Так что - не передумали насчет общения?
   Виктор - Нет, не передумал.

            Картина 2

Студия Мишель. Входят Мишель и Виктор.

   Мишель - Вот это - моя студия. Нравится?
   Виктор - Лофт - это здорово! Все картины ваши? О, икона! Русская...
   Мишель - Русская.
   Виктор - Мишель, откуда у вас это чудо?
   Мишель - Дедушка увез из России. Тогда, после вашей революции. Зимой. У него, почему-то, Россия всегда ассоциировалась с зимой. Снег, тройки... Я любила слушать... Вы чем-то похожи... Виктор, вы любите зиму, московскую зиму?
   Виктор - Зиму? Почему бы и нет, люблю. Но весну больше.
   Мишель - А он любил зиму. Наверно, ему пришлось бежать зимой и такой она ему запомнилась, ваша Россия, снежной, холодной. Тогда, после вашей революции. Осталось несколько семейных реликвий и эта икона. Пятнадцатый век.
   Виктор - Шестнадцатый. Ярославское письмо... А знаете, у меня дома есть коллекция икон - еще отец собирал.
   Мишель - Замечательно! У нас так много общего и вообще...
   Виктор - Что "вообще"?
   Мишель - Ничего. Кофе хотите?
   Виктор - С большим удовольствием!

Затемнение.

   Голос - Молодой советский дипломат, любитель живописи, случайно, абсолютно случайно выходит на профессора и тот должен захотеть передать именно этому молодому дипломату интересующие нас материалы.
   Голос Виктора - А потом?
   Голос - Доставите их сюда и если все получится, если вам повезет, а новичкам обычно везет, и вас не возьмут с документыми на руках или не ликвидируют втихую, то выставят из страны в двадцать четыре часа.
   Голос Виктора - Песпективочка!
   Голос - А вам-то что?

            Картина 3

Студия Мишель. На сцене Профессор и Виктор.

   Профессор - Очень интересно. Русский дипломат?
   Виктор - Советский.
   Профессор - Советский? Очень интересно. Нравится?
   Виктор - Нравится.
   Профессор - А работы? Тоже нравятся... Очень интересно. Как давно вы дипломат?
   Виктор - Четыре месяца.
   Профессор - А до того?
   Виктор - Учился.
   Профессор - На кого?
   Виктор - На дипломата.
   Профессор - На дипломата? Очень интересно.

Входит Мишель.

   Мишель - Оставьте молодого человека в покое!
   Профессор - Вы любите кофе, мистер Инин? А может чай? У вас, как я слышал, пьют чай.
   Виктор - Я люблю кофе, мистер...
   Профессор - Хессельбрандт - с первого раза можно и не запомнить, хотя это не очень хорошо для дипломата. Для шпиона просто непростительно. Не смущайтесь, в профессии шпиона нет ничего зазорного... Разве что некоторые методы.
   Мишель - Профессор!
   Профессор - Все в порядке. Каждый дипломат, Мишель, хоть немножко, но шпион. Так всегда было.
   Виктор - Мало ли что было "всегда".
   Профессор - Честная дипломатия? Дипломатия в белых перчатках? Бред. Или ложь. Скорее, ложь...
   Мишель - Ну вы сегодня просто олицетворение такта.
   Виктор - Точно! Не время и не место.
   Профессор - Не время, а место... Место оно вполне...
   Виктор - Мы все-таки в гостях у замечательного художника и...
   Мишель - Ах, оставьте, я еще не Дали.
   Виктор - Будете! Неприменно будете!
   Мишель - Не надо. Мне бы быть собой.
   Виктор - Э, кто это может себе позволить. Так или иначе, слишком много чего приходится брать на веру.
   Профессор - Смотрите, молодой человек, чтобы из необходимости это не превратилось в привычку...

Затемнение.

            Картина 4

Занавес опущен. На авансцене появляются Виктор и Мишель.

   Голос - Как там наши дела, коллега?
   Голос Виктора - Без особых успехов.
   Голос - Не скромничайте, не нужно. Первый раунд вы провели более чем успешно. Ну не смущайтесь как невеста, прощаясь с гостями, все в порядке. Тодько не увлекайтесь.
   Голос Виктора - В смысле?
   Голос - Не забывайте о главном.

   Мишель - Виктор, у тебя там, в Москве, кто-то есть?
   Виктор - Объязательно - мама, папа...

Мишель останавликается.

   Виктор - Была. (Заглядывает за занавес.) Давай зайдем? (Увлекает Мишель за занавес.)

   Голос - Вы, Витенька, насколько я понимаю, излишне впечатлительны. Не увлекайтесь.
   Голос Виктора - Стараюсь.
   Голос - И держите меня в курсе дела. Всегда рад помочь советом.

Открывается занавес. За столиком в кафе сидят Виктор и Мишель.

   Мишель - Прости.
   Виктор - Пустое, отмершее должно отпасть, но вот странно - появилось ощущение, что это было не со мной. Помню, что было больно, а почему...
   Мишель - Значит, это было не твое, не настоящее.
   Виктор - Да нет, мое... В нем было вчера и завтра.
   Мишель - Ну и пусть! Пусть у нас только сегодня, но оно наше!
   Виктор - Пусть! А такое бывает?
   Мишель - Почему нет! Хотя, знаешь, у меня тоже ощущуние призрачности, миража.
   Виктор - В этой жизни, к сожалению, все иллюзорно. Кроме смерти.
   Мишель - Ну вот, опять о смерти! Причем тут смерть? Ты чего-то боишься, постоянно чего-то боишься. Этот твой страх и делает наши отношения зыбкими! Чего ты боишься?!
   Виктор - Всего и всех!
   Мишель - И меня?
   Виктор - И тебя! За тебя. А хочешь знать, чего я боюсь больше всего? Даже больше, чем потерять тебя? Сказать? Потерять самого себя.
   Мишель - А разве такое возможно?
   Виктор - Очень даже...

Затемнение.

            Картина 5

Студия Мишель. На сцене Профессор и Виктор. Мишель, стоя за мольбертом, пишет.

   Профессор - Мистер Инин, скажите, вот если б перед вами стояла дилемма: интересы своей страны либо интересы всего мира?
   Виктор - Интересы моей страны, насколько я понимаю, не противоречат интересам других народов.
   Профессор - Ну да!
   Виктор - А что?
   Профессор - Сказки.
   Виктор - Скажем так: в подавляющем большинстве случаев интересы моей страны совпадают с интересами других народов.
   Профессор - Например?
   Виктор - Например, в вопросах сохранения мира, охраны окружающей среды, борьбы с нищетой.
   Профессор - Почему не с бедностью?
   Виктор - Сначала разберемся с нищетой.
   Профессор - Да и что такое "интересы народа" - далеко не всем американцам было дело до вьетнамских событий.
   Виктор - Потому что война шла во Вьетнаме.
   Профессор - Итальянцам плевать на резню шиитов и суннитов. Венесуэльцам выгодна война на Ближнем Востоке. Мир и всеобщий мир - это не одно и тоже.
   Виктор - Выгодно кучке нефтепромышленников, а не венесуэльскому народу.
   Профессор - - Не скажите.
   Виктор - Да и не в этом дело. Неужели вы не понимаете, что любая локальная война чревата всеобщей.
   Профессор - А почему?
   Виктор - Блоки, союзы! Обе наши страны связаны десятками различных договоров. Помните выстрел в Сараеве?
   Профессор - Тогда война нужна была всем, но ведь только капитализму присуща агрессивность, не так ли? Социализм - мирный строй, миролюбивый. Почему же вы связали себя с половиной мира договорами, автоматически превращающими чуть ли не любую локальную войну во всеобщую?
   Виктор - Интернациональный долг.
   Профессор - А без демагогии?
   Виктор - Защищаем свой строй!
   Профессор - Так и Запад защищает свой строй.
   Виктор - От кого?
   Профессор - От вас.
   Виктор - Разве мы вмешиваемся в чужие дела? Занимаемся экспортом революции?
   Профессор - И очень активно! Да сам факт вашего существования, любые ваши успехи - орудия идеологической агрессии.
   Виктор - Но ведь это и есть единственно возможный способ перехода от старого к новому мирным путем - по человеку, по группе, по стране.
   Профессор - По континенту.
   Виктор - По континенту.
   Профессор - Интересный получается выбор: или нам всем потихоньку переходить к социализму или смерть?
   Виктор - Мы не хотим смерти.
   Профессор - Мы не хотим социализма.
   Виктор - Придет время - вас не спросят.
   Профессор - Мы не хотим, чтобы такое время пришло.
   Виктор - Но и в войне нельзя выиграть. На мой взгляд, разумнее всего это тянуть время, тянуть до тех пор, пока не исчезнет смысл в войне.
   Профессор - Для нас или для вас?
   Виктор - Для всех.
   Профессор - Да, мистер Инин, с мозгами у вас все в порядке - вас ждет политическая карьера. Меня как-то должны были познакомить с одним видным деятелем и я, представьте, поинтересовался, порядочный ли он человек! Мне ответили - политик. Нормальные мерки человеческой этики тут неприменимы. Обладающий политической жилкой способен сделать карьеру в любой стране с любым строем.
   Виктор - Не знаю... я б у вас, неверно, не смог...
   Профессор - Значит и у себя не сможете. Пока не поздно - меняйте профессию.
   Мишель - Все. Закончиваю.
   Профессор - Замечательно - и мы уже обо всем поговорили.
   Мишель - Главное - подпись. Теперь все!

Профессор и Виктор рассматривают картину.

Затемнение.

            Картина 6

Студия Мишель. На сцене Виктор. Входят Мишель и Юджин,

   Мишель - Знакомьтесь, Виктор Инин, русский дипломат, увлекается живописью.
   Юджин - И живописцами?! (Быстро подходит и протягивает руку.) Юджин Фрейн.
   Мишель - О себе все сам расскажет. И даже больше.
   Юджин - Мишель, ну зачем же? Мистер Инин может подумать, что я - пустомеля, а ведь это не так. Поверьте, совсем не так и даже наоборот! А если в вашем присутствии, Мишель, я и вправду бываю преувеличенно болтлив, так это от застенчивости.
   Мишель - Боже, еще один застенчивый!
   Юджин - Так я не первый?!
   Мишель - Не первый.
   Юджин - Опять! Это уже слишком! Знаю, знаю, несу чепуху.
   Виктор - Вы тоже любите живопись, мистер Фрейн?
   Юджин - О да! Уже второй день!

Оба смеются.

   Мишель - Пойду сварю кофе. Воркуйте. (Выходит.)
   Юджин - Я с вами! Я, знаете ли, большой специалист по приготовлению кофе. Научился в Греции. Вот где умеют. Обожаю Восток! Мишель! (Выбегает.)

   Голос - Виктор Павлович, голубчик, что с вами? В последнее время вы как-то потухли. Могу чем-то помочь?
   Голос Виктора - Вряд ли.
   Голос -Я старше вас и опытнее. Помните: "Только глупцы учатся на своих ошибках"?
   Голос Виктора - "Не пользуйтесь чужими советами, ибо вместо своих ошибок будуте совершать чужие".
   Голос - Понял, но имейте в виду, что ваше право на "собственные ошибки" ограничено рамками задания.

Входит Мишель.

   Мишель - Совсем заболтал! Такой смешной.
   Виктор - С ним не скучно.
   Мишель - Не скучно.
   Виктор - Каков! Супермен.
   Мишель - Нормальный парень. Вчера случайно познакомились. (Обнимает Виктора.) Такой забавный...
   Виктор - Случайно познакомились?!
   Мишель - Мне последнее время везет на случайные знакомства.
   Виктор - Ты меня имеешь ввиду?
   Мишель - Ну вот, опять обиделся! Виктор, ты стал ужасно подозрительным и каким-то... дерганным.
   Виктор - Дерганным?!

Напевая бравурный марш Юджин вкатывает столик.

   Юджин - Прошу! Фирменное пойло! Только у нас. Самое ароматное и самое дешевое. Чего вы такие скучные?
   Мишель - Все нормально.
   Виктор - Вот именно - нормально. Действительно потрясающий кофе. Вы не зря теряли время в Греции. Долго там были?
   Юджин - Прелестнейшая страна! А как кормят! Наша пища у меня потом долго ассоциировалась с синтетическими макаронами многоразового пользования.
   Мишель - Юджин!
   Виктор - Служебная командировка?
   Юджин - Я, видите ли, большой срециалист по части экспорта. Меня, представьте себе, ценят и любят. Контактность и жизнерадостность - мои визитные карточки, хотя, поверьте, по натуре я серьезен и застенчив.
   Виктор - Простите, мне пора.
   Мишель - Уже?
   Юджин - Не волнуйтесь, я составлю вам компанию.
   Мишель - Я очень устала и хотела бы сегодня пораньше лечь. Простите.
   Юджин - Так и быть, прощаю! Ведь это я вас утомил своей болтовней. Завтра позвоню. Не благодарите! Идемте, Виктор, Леди желают спать. Спокойной ночи.
   Виктор - До свидания, Мишель...

Затемнение.

            Картина 7

За столиком в знакомом кафе сидят Виктор и Юджин.

   Голос -Что нового, Виктор Павлович?
   Голос Виктора - Ничего. Разве только: у меня появился соперник.

   Юджин - Симпатичное заведение. Виктор, тебе не нравятся наши бары? В Москве лучше?
   Виктор - Я здесь уже был.
   Юджин - Ясно. Не спрашиваю с кем - Юджин Фрейн умеет быть тактичным, но мы могли войти в любой другой... Сплошные противоречия!

   Голос - Соперник? Противник! Отбросьте иллюзии: ваш новый приятель так же "случайно" аознакомился с Корш, как и вы.
   Голос Виктора - Кто же он?
   Голос - Контрразведчик. Специалист, в отличие от вас.

   Юджин - Как тебе выставка?
   Виктор - Чушь какая-то. Тупик.
   Юджин - Искусство часто заходит в тупики, но главное - это движение! И не толпой. Из любого тупика есть выхол.
   Виктор - Для этих вряд ли.
   Юджин - Не важно. Да и не тупик это вовсе, скорее, обозначение тупика.
   Виктор - Я не разбираюсь, но искусством тут точно не пахнет. Выставить самих себя может и оригинально, публику эпатирует, но при чем здесь искусство?

   Голос - Не переиграйте. Надеюсь, что он все еще видит а вас романтически настороенного юного дипломата.
   Голос Виктора - Уверен.
   Голос - Хорошо бы, хотя романтики у вас действительно хоть отбавляй. Чпсто видитесь?
   Голос Виктора - Даже слишком. Неразлучны. Прямо друзья-соперники.

   Юджин - Друг мой, это старый, долгий и бессмысленный спор. Бессмысленный как и все споры, но я, как ты заметил, обожаю спорить!
   Виктор - И никто не признает чужой правоты...
   Юджин - А ты думал!
   Виктор - Так зачем же мы спорим?
   Юджин - А радость общения! Спор - самый активный способ общения. Во всяком случае у мужчин. (Встает.) Может пойдем еще куда-нибудь?
   Виктор (встает) - Опять на какую-то галимуть?
   Юджин - В Москве, дорогой, ты всего этого не увидишь.
   Виктор - А может мне, дорогой, всего этого и не надо.

Идут к выходу.

   Юджин - Чтобы узнать вкус апельсина - его нужно съесть.
   Виктор - Чтобы узнать вкус моря - вовсе не обязательно выпивать его до дна.

Cмеются. Выходят.

Затемнение.

Занавес.

            Картина 8

Занавес опущен. Виктор нервно ходит по авансцене.

   Голос - Поверьте, осталось недолго. Вы хотите домой?

Появляется Мишель. Спешит. Виктор бросается ей навстречу.

   Мишель - Виктор? Давно ждешь?
   Виктор - Нет. Не очень. Думал, ты в студии. В это время ты обычно пишешь. Твой любимый свет.
   Мишель - Были дела в городе.
   Виктор - Важные дела... только до меня уже нет дела.
   Мишель - Не сейчас, прошу тебя.
   Виктор - Ясно: Юджин. Богатый, веселый, красивый!
   Мишель - Господи! Красота - не главное достоинство мужчины.
   Виктор - Какое-то наваждение: кругом сплошные провидцы! Это - главное, это - неглавное!
   Мишель - С ним просто легче... Ты это не поймешь. Да и вижу я его редко, реже, чем ты.
   Виктор - Да ты ревнуешь!
   Мишель - Опомнись! Прекрати.
   Виктор - А вот и он... надвигается.
   Мишель - Зайдешь?
   Виктор - В другой раз.

Расходятся. Пройдя несколько шагов Виктор сталкавается с Профессором.

   Профессор - Откройте глаза, о юноша!
   Виктор -Простите. Добрый вечер, профессор. Задумался.
   Профессор - Не может быть.
   Виктор - По-моему, пора.
   Профессор - По-моему, давно пора.
   Виктор - Вы о чем?
   Профессор - А вы?.. О жизни, о себе. О Мишель. Ну и как, получается думать? Не рассчитывать, не придумывать, а думать? С открытыми глазами. С закрытыми жить проще - по себе знаю. Руки пошире расставил - кто-то под локотки и подхватит. И поведут! Поведут... Стукнулся лбом - так не по своей же вине! И предпятствия не видно: то ли это заборчик хлипкий, то ли бетонная стена до неба. Неважно! Руки еще пошире расставил и вперед, до могилы. Некоторые глаза таки открыли, но испугались и прищурились. Плотненько так.
   Виктор - Не понимаю. Ничего не понимаю!
   Профессор - Жаль... Как вы думаете, Виктор, что меня привлекает в Мишель?
   Виктор - Современная живопись...
   Профессор - - Холодно.
   Виктор - Влюбились!
   Профессор - Разве можно влюбиться в солнце, в траву, в цветы? Можно лишь жить в гармонии со всем этим или не жить вовсе. Врял ли Мишель сознает, да и что человек может знать про себя самого, но она абсолютно гармонична. А вы с Юджином олухи. Нисколько не сомневаюсь, что, как и я, чувствуете свою ущебность, но вините внешние обстоятельства, темп жизни, эпоху. (Проходит. Оглядывается.) Откройте же глаза, юноша.
   Виктор - И станет легче?
   Профессор - Нет, легче расставить руки.

Затемнение.

            Картина 9

Студия Мишель. Виктор нервно ходит по сцене.. Мишель, стоя за мольбертом, пишет.

   Голос - Итак, момент передачи близок.
   Голос Виктора - По-моему, Профессор может притащить материалы в любой день!
   Голос - Замечательно! Чего ж вы так волнуетесь?

   Мишель - Прекрати мелькать!

   Голос Виктора - Неужели неясно? Это ведь будет не микропленка! Скорее всего - объемистый конверт. А что, если мой "всевидяший" Юджин усечет момент передачи?
   Голос - "Усечет", можете не сомневаться.
   Голос Виктора - "Чего ж вы так волнуетесь?" Я до машины не дойду, как меня возьмут! Профессора тоже.
   Голос - Не-а, Брать будут раньше, на этаже.
   Голос Виктора - Не смешно. Что же мне делать?
   Голос -Не дергаться! Выполнять инструкции! Получив материалы подаете сигнал в окно. Ровно через десять минут - не раньше и не позже - выходите из мастерской. Вас будут ждать.

   Мишель - О чем ты думаешь?
   Виктор - О тебе.
   Мишель - О вас, всегда о вас... Левый угол к чертям заваливается!

Входят Профессор и Юджин.

   Юджин - Хозяйка, принимай гостя! Твой главный поклонник.
   Профессор - Нехорошо смеяться над пожилым человеком - разве я могу конкурировать с вами или мистером Ининым? Молоды, красивы.
   Юджин - Не желаете принять участие в нашей дискуссии - отмирает ли театр, как таковой? Я считаю, что кино его подкосило, телевидение уложило, а стериотелевидение вбъет последний гвоздь.
   Виктор - Даже стерио не заменит живого актера.
   Профессор - - Мишель, я на минутку.

Мишель кладет кисти, палитру и, вытирая руки, отходит от мольберта.

   Мишель - Простите, заработалась. И еще эти бубнят: отмирает, не отмирает... Юджин, кофе по твоей части.
   Юджин - Ну вот: кому интеллектуальный отдых, кому - черная работа.

Юджин, с подчеркнутой покорностью, направляется к двери.

   Мишель - Так и быть - составлю тебе компанию. Мы быстро.
   Юджин - Я пошутил. У тебя гости.
   Мишель - Тебе не подходит мое общество? А может боишься, что выкраду секрет "фирменного" кофе?
   Юджин - Этот секрет меня меньше всго волнует.

Выходят. Профессор, озираясь и прислушиваясь, быстро подходит к Виктору.

   Профессор - Мистер Инин, у меня к вам необычная просьба...
   Виктор - Все, что в моих силах...

Профессор выхватывает конверт и быстро засовывает его Виктору во внутренний карман пиджака.

   Профессор - Передайте вашему послу. Крайне важно, можете мне поверить. (Быстро отходит к мольберту. )

Вбегает Мишель.

   Мишель - Представляете, устроил сцену: "оставляешь гостей без внимания"! Каков!
   Профессор - Как всегда прав. Внимание превыше всего. Внимание, наблюдение... Прстите, Мишель, но я должен вас покинуть. Юджину мои извинения. В следующий раз объязательно воспользуюсь его искусством кофевара.
   Мишель - Я провожу.

Выходят. Виктор подходит к окну, поправляет галстук и, взглянув на часы, отходит. Юджин вкатывает столик.

   Юджин - Куда все подевались?
   Виктор - Профессор ушел, куда-то спешил. Мишель...

Вбегает Мишель.

   Мишель - Я здесь! Никуда не делась.
   Юджин - Этого еще не хватало. Вот и Виктор спешит.
   Виктор - Тебе показалось.
   Юджин - Я стараюсь...
   Мишель - Ну что за музчины! Не волнуйся, воздадим мы должное твоему нектару.
   Виктор - Вот если б ты еще сендвичи соорудил - цены б тебе не было.
   Юджин - Издеваетесь? Такой эксплуатации ни один профсоюз не потерпит!
   Мишель - И не надо, эксплуататоры сами слелают. Поможешь?
   Виктор - С удовольствием.
   Юджин - Вот, вот, поработайте.

Мишель и Виктор выходят. Юджин достает переговорное устройство.

   Юджин - Третий, третий... Приготовтесь... Второй... Кто пошел за профессором?... Седьмой... Не упускайте из виду. Ведите плотно... (Быстро прячнт переговорное устройство.)

Входит Мишель.

   Мишель - Вот и я! Соскучился?
   Юджин - Ужасно! А где Виктор?
   Мишель - Виктор, Виктор. Красиво раскладывает сендвичи по тарелкам твой Виктор. Он, оказывается, просто создан для домашнего хозяйства.
   Юджин - Именно.
   Мишель - Не то что ты. Только и умеешь, что кофе.
   Юджин - У меня есть масса других достоинств.
   Мишель - Пусти, он идет.

Виктор вносит поднос с бутербродами.

   Виктор -Прошу, господа, кушать подано!
   Юджин - Меня еще никогда не обслуживал дипломат. Какое изобилие! Скажи, у вас с Москве все это есть?
   Виктор - У нас? У нас хозяйки обеды готовят! Натурально: первое, второе и даже третье! Эх, ты не можешь себе представить, что это такое - домашняя солянка! А борщ! У вас... царство сендвичей!
   Юджин - Дело вкуса.
   Виктор - Правда, если их делают такие руки...
   Мишель - Что с тобой? Неужели так растроили гастрономические воспоминания? Даже слезы!
   Виктор - От черт, сок забыл!
   Юджин - Я принесу.
   Виктор - Отдыхай, кофевар. Нынче мой день. (Выходит.)

Пауза.

   Мишель - Он сегодня вообще какой-то странный.
   Юджин - Да, сегодня...
   Мишель - Знаешь, таким он мне опять нравится.
   Юджин - Жаль... Да...
   Мишель - Юджин, ты меня слышишь?
   Юджин - Как всегда, дорогая, предельно внимательно.
   Мишель - Я говорю... мне кажется... только что он был настоящим, цельным. В нем всегда была какая-то раздвоенность. Он всегда чего-то боялся... комплексовал.
   Юджин - А сейчас перестал?
   Мишель - Перестал. Наверно произошел перелом.
   Юджин - Может этот "перелом" мешает ему сок открыть? Помогу!

Выбегает. Слышен звон разбиваемой посуды, стук дверей.

   Мишель - Что сегодня с ними творится?

Вбегает Юджин.

   Юджин - Его нет!
   Мишель -Не может быть. Ушел и не попрощался?
   Юджин - Дура! Попрощался! Третий, Третий! Черт бы тебя побрал! Второй!... Что там с Третьим?... Объект выходил?... Кто-то выходил?!... Олухи! Догнать!!
   Мишель - Что сдесь происходит?
   Юджин - Отстань!

Юджин выбегает.

   Мишель - Ничего не понимаю... Почему Виктор исчез?.. Кто он?

Входит Юджин.

   Мишель - Кто он?
   Юджин - Кто он? Второй... У Третьего полный разнром! ...Поднять все! Материалы не должны уйти! Кто он! Большевистский шпион - вот кто он! Бог мой, "комплексовал"! Как же! Обвел нас всех, как детей! И Профессор твой тоже хорош!
   Мишель - Вон! Убирайся! Снйчас же! Все вы одинаковые! Все...

Юджин выходит.

   Мишель - Все...

Затемнение.

Занавес.

            Картина 10

Занавес опущен. В центре авансцены в луче света стоит Виктор.

   Диктор - Объявляется посадка на самолет ИЛ-62, Аэрофлот, выполняющий рейс 252 Нью-Йорк - Париж - Москва. Пассажиров просят пройти в сектор номер девять для посадки в самолет. Повторяю. Объявляется посадка...

   Виктор -Вот и все... Задание выполнено... с блеском. Никому я уже не нужен. Мишель... уже знает. Юджин не преминул открыть ей глаза на мою персону.

Рядом с Виктором появляется непривычно серьезный Юджин. Оба глядят в зал.

   Виктор - Никому я не нужен. Даже себе.
   Юджин - Мне ты нужен.
   Виктор - Юджин? Как ты узнал?
   Юджин - Сам понимаешь.
   Виктор - Не очень, я ведь не профессионал.
   Юджин - Это-то я сразу понял. Художник воскрессного дня. Но меня обыграл.
   Виктор - Так получилось. За мной стояли...
   Юджин - Знаю. Даже знаю кто. Не делай каменное лицо - я не на службе. Я провожаю друга домой. .. Навсегда. Мы уже не увидимся...
   Виктор - Не увидимся...
   Юджин - Тебя, наверно, наградят, найдут теплое место. Кстати, если не секрет, кто ты по специальности?
   Виктор - Искусствовед.
   Юджин - Искусствовед?! (Только теперь поворачивается к Виктору.) Нет, точно искусствовед? Здорово! Перлы наблюдательности и вкуса, работа под простака и Мишель покорена, а у меня, черт возьми, прорастают ослинные ушы! К тому же эта ее экзальтация насчет всего русского... сходство с дедом... постой... ну да! Тебя так и подбирали! Ново! Оригинально. А ты, мой друг, обыкновенная интеллектуальная отмычка.
   Виктор - Я это не сразу понял.

   Диктор - Продолжается посадка на самолет ИЛ-62...

   Юджин - Да, партия проведена неплохо. Виктор - победитель. Знаменательно.
   Виктор - Юджин!
   Юджин - Все правильно. Победитель с высоко поднятой головой поднимается вверх по трапу. Вверх по трапу...
   Виктор - Блестяще сыгранная партия марионетки. (Расставляет руки, закрывает глаза.) И повели. Дергали правильно. И выиграли! А я проиграл. Мишель, тебя... и себя.
   Юджин - Мир зрячих не для нас.
   Виктор - Не знаю...
   Юджин - Мишель... она меня выгнала. Тогда, после твоего исчезновения.
   Виктор - Все равно у тебя еще есть шансы.
   Юджин - Ты ее любил.
   Виктор - Люблю. И буду любить. Редко кому выпадает встретить в жизни такую... Мишель, а двух - никогда.
   Юджин - Боюсь, что шансы к меня слабые. А профессор...
   Виктор - Профессор прав. Кругом прав.
   Юджин - Мир требует жертв?
   Виктор - Как и война.

   Диктор - Заканчивается посадка на самолет ИЛ-62...
   Юджин - Пора. Прощай, я тебя буду помнить.
   Виктор - И я.
   Юджин - Прощай.

В кругу света остается только Виктор.

   Виктор - Прощай... Вот и все, я на трапе. Чувствую чьи-то взгляды. Юджин? Кто-то из посольства? Мишель? Поздно. Прощайте все!

      Затемнение

      Конец

1985